Иначе хана нам обоим, понял?
Он рассказывал ей о своих дочерях: о том, что у старшей появился парень, ходит в гости делать уроки жена писала сидят часами, занимаются неизвестно чем, хихикают; младшая уже сама читает “Буратино”, в последнем письме нацарапала фломастером: “ПАПА Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ ПРИВИЗИ КУКЛУ”, ей к школе нужно покупать второй стол; как он переживал, когда весной младшая тяжело заболела гриппом, а он не мог ни позвонить, ни написать, потому что был в джелалабадском рейде, в котором третья рота попала в засаду.
Айболиты со смеху катались.
Ротный раскрыл его и заглянул внутрь.
Он поклонился им.
Если есть у тебя сердце, возьми меня с собой!” Муслим поднял эмира с колен и обнял за плечи: “Есть у меня сердце, и возьму я тебя с собой, но ни разу не видел я, чтобы отец творил чудеса”.
Вообще-то, ты ему понравился, а то сразу бы убил.
Парень обогнал их, легко поднялся по склону, исчез за крутым гребнем, через несколько минут снова появился, призывно махнул автоматом тропа свободна.
Четыре ствола, сукин сын, унес! Неужели продать хотел? Лишь бы найти его, живого ли, мертвого, битого-небитого, лишь бы найти, ублюдка! А там разберутся! С живым особисты, с мертвым еще кто, повыше… С мертвого спрос невелик: отпишет замполит матери письмецо, мол, погиб ваш сын, выполняя интернациональный долг, и полетит “груз двести” через весь Союз до славного города Питера.
Потом слышу, вроде нет.
Остальные тоже принялись бросать камни, и скоро засыпали его всего.
Над горами встало осеннее солнце.
Чернобородый хлопнул Митю по спине, Митя нагнулся, афганец взвалил шкуру ему на плечи и подтолкнул пошел! Они двинулись в путь.
 Кычанов, твою мать, прекрати кататься! Я тебе даю последний шанс! Спускайся и залезай в бронетранспортер! Если ты этого не сделаешь, я тебя лично расстреляю перед строем! Я тебя достану, сукин сын, помяни мое слово! Я сюда армию пущу, но я тебя достану, за парней, за товарищей твоих, которые!… полковник не договорил, выждал несколько секунд и удивительно прытко побежал по склону, следом за ним устремились пропагандист с переводчиком.
Заохал, зафыркал, заорал возбужденно: “Ух ты, мля, а ты боялась!”
 Тот кудрявый сын его?  удивился Митя, вспомнив, как чернобородый все время посылал парня в разведку.
Чуча оставил дипломат Дохаеву и побежал к офицерскому туалету красному каменному сооружению на пустыре между штабом и особым отделом: вчера на прощальном вечере по случаю дембеля он перебрал “кишмишевки”, и теперь крутило живот.
Они тут все до поры до времени щупленькие,  взводный открыл рот, показал на сломаный зуб.

Было где-то около трех, солнце давно сожгло листву, и часовые под железными козырьками таяли, как свечки.

Чернобородый покачал головой, но потом неожиданно поднял огромную, землистую от пыли руку, двумя пальцами дернул за узел, и ремень слегка ослаб.
Он ничего не знает! Ну а что бы он ему сказал? Что Чуча с Духомором достали? Если его освободят, следствие, трибунал.

Наполнился конь воздухом и взлетел под облака.

Он зашел в умывальник, открутил кран и сунул голову под мощную струю холодной воды.
Воспылал он любовью к дочери афганского эмира Мариам и решил свататься к ней.
Под глазами у него, как дужки от очков, обозначились грязные разводы.
После первой атаки вертолеты развернулись перед горой и на большой скорости ушли назад в долину.
Чувства и мысли пропали, ощущения притупились. Все еще помнили случай с третьей ротой… В полк сообщили утром, и через час пришло подкрепление. Они шли по дороге, поднимая густую пыль. Он попытался вспомнить фамилию сбежавшего с поста чижика. .
Она потом замуж выйдет, детей нарожает, вот и будет им игрушка! Ну, чего ты молчишь, Кычанов?  Он это… с другой отправкой,  волнуясь, сказал Чуча.


матерится почем зря за такуюМожет, он к тому времени уже вернется лишь бы замена вовремя… Полковник вспомнил, как полтора месяца назад, во время отпуска, заплетал младшей косички на пляже под Туапсе, и тяжело вздохнул. | Взводный протянул ему косяк. | Взводный в дозор послал, за виноградом.